Солдаты и заключенные могут сделать партию `популярнее`

Желание собрать как можно больше голосов толкает украинских политиков на манипулирование результатами социологических опросов. Способов `напустить туману` на избирателей много, однако существует ряд несложных правил, с помощью которых можно разоблачить манипуляторов.

Классический суп Гэллапа

Когда у основателя опросов общественного мнения Джорджа Гэллапа спросили, как ему удалось предсказать результаты выборов президента США, опросив всего 3000 человек, он ответил, что правильно взвесил `ингредиенты` (классы общества), замешал `суп` (выборка) и в определенный момент `снял пробу` (провел опрос). С той поры технология качественно не изменилась, и достоверность общественных опросов по-прежнему зависит от квалифицированности исследователя и честности заказчика. С одной стороны, ни один социолог не застрахован от ошибки интервьюеров, которые проводят опросы на улице. Однако ни одна крупная социологическая служба не опубликует и не отдаст клиенту результаты опроса, пока не проверит их надежность с помощью специальных статистических методик. Более того, серьезные фирмы никогда не публикуют результаты разового опроса: рейтинги `взвешиваются` по крайней мере на основе полученных данных трех-четырех опросов. Фальсификацией на этом этапе занимаются прежде всего фирмы-однодневки. Их технология проста: партия нанимает социолога для организации и подсчета результатов, а проведение интервью или раздачу анкет поручает своим региональным ячейкам. Таким образом, опрос проводится там, где рейтинг этой политической силы будет самым высоким. Это самая эффективная технология для применения в глубинке. Ведь люди скорее поверят тем результатам, которые получены в их городе (селе), чем во всей Украине.

Самые распространенные манипуляции с рейтингами рождаются в избирательных штабах партий и блоков. Штаб может решить опубликовать те результаты, которые ему выгодны, и умолчать о своих слабых сторонах. Иногда партии прибегают к опросам отдельных групп населения - по возрасту, доходам, месту проживания или профессии. Потом используется прием перенесения результатов опроса одной группы на всех сразу. Например, коммунисты могут заявить, что их поддерживают 50% пенсионеров, а это в реальности более чем 6 млн. граждан, что намного больше количества сторонников коммунистической идеи. Опрос отдельных групп некорректен еще по той причине, что на рабочем месте или в присутствии начальства в большинстве случаев люди отвечают неискренне. Хуже всего с объективностью опроса обстоит дело среди военнослужащих и заключенных. Тем не менее раньше их голоса в опросах постоянно `поправляли` рейтинг власти.

Кто говорит? Клон

Весьма популярный метод манипулирования опросами - искажение вопросов в анкетах. Например, респонденту предлагают неполный список политических партий. При этом, `опускаются` силы, идеологически близкие к `нужной` партии, которая в результате получает дополнительные голоса за счет так называемого `второго выбора`. Еще один из способов состоит в том, чтобы спрятать известную партию в конце или середине списка среди малоизвестных. Это также расчет на `второй выбор`, когда респондент из-за невнимательности пропустит фаворита и поддержит наиболее близкую к нему силу.

Самый проверенный способ манипуляций - когда респонденту задают вопросы, вызывающие негативную реакцию на действия определенного политика или партии, после чего ему предлагают `проголосовать`. В большинстве случаев даже самые преданные фанаты или меняют мнение, или выбирают вариант `трудно сказать`, или `не знаю`, что также искажает реальное положение дел.

Более сложные технологии манипулирования общественным мнением были привезены в Украину из России. Например, в октябре 2004 года, несмотря на запрет публикаций рейтингов, за две недели до дня выборов российские структуры распространяли в Интернете рейтинги, указывающие на победу провластного кандидата в президенты. Уже во время нынешней избирательной кампании медиа-пространство начинают `засорять` непроверенными рейтингами разнообразные `социологические академии`, `центры прогнозирования и консалтинга`, `онлайн-группы`. Все они в своем названии имеют слово или слова, относящиеся к названию какой-нибудь авторитетной социологической структуры. Таким образом, `клоны` рассчитывают на невнимательность журналистов, которые в погоне за сенсацией могут не увидеть разницы в названиях.

Любопытно также, что после любого политически значимого события, даже если оно объективно проигрышно, каждая политическая сила старается исказить зеркало опросов общественного мнения, чтобы выглядеть в нем победителем.

Петр Ривный

socionet.narod.ru